Трусливый и подлый лев

Трусливый и подлый лев

Часто для того, чтобы подчеркнуть храбрость и благородство какого-нибудь героя, его сравнивают со львом. Что совершенно напрасно – ведь реальные львы вовсе не отличаются ни храбростью, ни благородством, скорее наоборот. Поэтому выражения «храбрый, как лев», «он дрался, как лев» на самом деле являются закамуфлированным обвинением в трусости.

 

Достаточно часто приходится наблюдать, как юная девушка, желая сделать комплимент своему избраннику, говорить ему: «ты храбр, как лев». В художественной литературе тоже нередко можно встретить сравнение героя с этим африканским хищником, например: «он дрался, как лев». Таким образом хотят подчеркнуть необыкновенную храбрость данного персонажа. Однако, увы, как это часто бывает, и юные девушки, и пожилые литераторы не особенно хорошо разбираются в зоологии – иначе они сразу бы поняли, что подобное сравнение является ничем иным, как обвинением… в трусости! А вот те, кто знают льва не понаслышке, никогда не сравнят храбреца с этим животным, поскольку львы являются одними из самых трусливых кошек в мире. Следует заметить, однако, что представители семейства кошачьих вообще не отличаются храбростью среди своих хищных собратьев – им, как засадным охотникам, более свойственна осторожность и рассудительность.

Однако лев (Panthera leo) и среди своих родственников является просто эталоном трусости – и это несмотря на его внушительные размеры и большую силу. Впрочем, давайте обо все по порядку. Собственно говоря, где и когда льву приходится драться? Только в том случае, если на территорию его прайда заглянет чужой лев – ведь, как мы знаем, самцы редко принимают участие в охоте, зато исправно отбирают пищу у своих жен, которые ее и добыли, причем с большим трудом. В остальное время этот «царь зверей» занят исключительно сном и размножением, ну и территорию свою изредка обходит. И если при этом он заметит чужака, то ему для того, чтобы не потерять свой гарем (что равносильно голодной смерти), приходится призывать его к порядку.

Однако зоологи, наблюдавшие не раз за конфликтом между двумя самцами, сообщают о том, что дело там крайне редко доходит до драки. Чаще всего все начинается и заканчивается демонстративным поведением – львы с поднятыми гривами рычат друг на друга, делают ложные выпады, но при этом не торопятся пустить в ход клыки и зубы. В большинстве случаев противники расходятся вообще без единой царапины. То есть, как видите, даже при охране территории лев не спешит вступить в бой – что вовсе не характеризует его как храбреца.

Ну, а если на территории, которую занимает прайд, происходит какая-нибудь опасная ситуация (например, пожар), то самец вообще сбегает самым первым. Наблюдения показали, что он даже не делает попыток хоть как-то помочь своим женам и детям. Точно так же ведет себя «царь зверей» в тех случаях, когда к месту отдыха приближается какое-нибудь крупное и опасное животное – например, слон, бегемот или носорог. С воистину царской грациозностью этот здоровенный трус пускается в бегство, даже не пытаясь дать отпор агрессору – хотя бы для того, чтобы дать возможность уйти львицам и львятам. Бывали случаи, когда лев доблестно улепетывал от стаи гиен (Hyaena hyaena) или большой группы медвежьих павианов (Papio ursinus) – животных, каждое из которых слабее и меньше его!

Итак, следует заметить, что уж чем-чем, а храбростью, лев совершенно не блещет. В этом отношении львицы проявляют куда больше мужества – они хоть защищают своих детей до последнего вздоха. Однако и их нельзя сравнивать с валькириями – например, при охоте группа львиц всегда отступает, если наткнулась на серьезное сопротивление жертвы.

А если какая-либо из охотниц попала в беду, то другие ее совсем не выручают – наоборот, они спешат покинуть то место, где их постигла неудача. То есть особи прекрасного пола из львиного племени тоже не особенно храбры – они предпочитают уступить, нежели настоять на своем.

Интересно, что на Востоке лев с давних пор считался не только символом храбрости, но и благородства. Однако и в этом качестве ему, увы, тоже придется отказать. Ну скажите, пожалуйста, как можно считать благородным животное, которое нападает в основном на слабых и больных жертв, и, кроме того, предпочитает не само убить добычу, а отнять ее у другого хищника – гепарда, леопарда или тех же гиен (если их немного)? А то, что новый самец, завоевав прайд, сразу же убивает всех детенышей предыдущего властелина – это тоже показатель благородства? Скорее наоборот – реальный лев, в отличие от своего мифического аналога, является символом подлости, низости и коварства.

Итак, как видите, выражения «храбрый, как лев», «он дрался, как лев» на самом деле являются закамуфлированным обвинением в трусости. Поэтому лучше не использовать их тогда, когда нужно сделать комплимент. Но каких же хищников в таком случае можно считать эталоном храбрости? Как это не странно, тех, кто не обладает не внушительным видом, ни крупными размерами – представителей семейства куньих. И невзрачные ласки и горностаи, и забавные хорьки и куницы, и более солидные барсуки и росомахи отличаются прямо-таки безумной храбростью – они постоянно нападают на более крупных соперников и часто выходят победителями. Многие зоологи говорят, что поединок двух хорьков можно сравнить со схваткой берсерков – создается ощущение, что в пылу боя эти животные совсем забывают об осторожности. А рассвирепевший барсук или росомаха часто прогоняют от своего убежища не только волка, но даже медведя и тигра! Вот кто является настоящим эталоном храбрости среди хищников, а вовсе не трусливый и самодовольный царь африканской саваны. Однако этих храбрецов обычно не упоминают в поговорках – наверное, потому, что выражения «он дрался, как хорек» или «храбр, как барсук» звучат несколько комично. Зато это чистая правда!