Список Оскара Шиндлера

Список Оскара Шиндлера

 

Он был богат, любил роскошь, автомобили и женщин, получал от жизни всё, что хотел, и ничто не могло ему помешать, даже война. Войдя в Польшу вместе с оккупационными войсками, удачливый коммерсант, игрок, автогонщик и авантюрист Оскар Шиндлер не только выгодно приобрёл фабрику, но и обеспечил себя дешёвой рабочей силой – евреями, предназначенными для уничтожения. 

Он мог сам убить любого из них, слабого, больного, увечного, непригодного для работы и тут же получить неограниченное количество свежей рабочей силы. Вместо этого Оскар Шиндлер зачем-то подарил жизнь 1200 евреям. Он оплатил эти жизни, отдав все свои сбережения, около 3 млн. марок. Остаток дней Оскар Шиндлер провёл в бедности и безвестности. Лишь спас ённые им поддерживали Оскара, а когда он умер, правоверные иудеи несли гроб с католическим крестом и телом своего Спасителя, немца.

 

Мы евреи шиндлера

Евреи называли Оскара Шиндлера «папашей Кураж». Редкостным куражом надо было обладать, чтобы вести дела так, как он. Подкуп администрации концентрационного лагеря, подделка документов, откровенный блеф были делом невероятного риска. Только Оскар не привык проигрывать, он всегда и во всём должен был быть первым, так приучила его мать, боготворившая сына, и подтверждали многочисленные красотки, у которых Оскар не знал отказа. Объяснить логически, как член НСДАП, успешный промышленник, наконец, «истинный ариец» стал защитником и избавителем гонимого народа, «недочеловеков», подлежащих тотальному уничтожению, вряд ли получится. Понять, что такое поведение было единственно возможным для Оскара Шиндлера, можно только с позиции системно-векторной психологии Юрия Бурлана.

Из восьми векторов, составляющих матрицу психического бессознательного, только один изначально направлен природой на отдачу. Это уретральный вектор вождя стаи. Носителей уретрального вектора немного, но их жизни остаются в памяти людей надолго, конечно, если уретральному вождю посчастливилось найти свою стаю и занять в ней положенное место. Оскару Шиндлеру посчастливилось, а вместе с ним и его работникам, которых так и называли «евреи Шиндлера».

Одна из уцелевших в Освенциме женщин вспоминает: «Нас, молодых девчонок, согнали в душ, пришёл немец в белом халате и стал расставлять нас направо и налево. Это был Менгеле, палач-садист. Ужас сковал всех. И тут что-то произошло. Кто-то сказал, мол, это евреи Шиндлера. Менгеле ушёл». Что остановило врача-убийцу? Какой-то там взбалмошный фабрикантишка, имеющий пунктик до своих рабочих?

Власть – это когда есть все основания убить, но мы этого не делаем

Известны случаи, когда Оскару Шиндлеру удавалось поворачивать вспять опломбированные вагоны с узниками, уже определёнными в газовые камеры Освенцима. Один из таких эпизодов вошёл в фильм Стивена Спилберга «Список Шиндлера». Невероятный дар убеждения, упорство и уверенность в своей правоте позволяли Шиндлеру добиваться невозможного. Работники боготворили его. Сколько людей на месте Шиндлера упивались бы безграничной властью! Как Амон Гёт, например, комендант лагеря, сумасшедший анально-кожный звуковик-дегенерат, считавший, что евреи должны возмещать расходы по их уничтожению, и любивший лично отстреливать людей. Это ему Оскар пытался втолковать, в чём отличие истинной власти от маниакального стремления к ней. Истинная власть, по мнению Шиндлера, – это, видя слабости людей, не карать, а прощать их. Милосердие – отличительная черта уретрального вектора. Мы привыкли трактовать это понятие широко как доброжелательность, сострадание, жалость. Милосердие в строгом смысле этого слова не является ни жалостью, ни состраданием. Милосердие есть абсолютная отдача как производная от абсолютной власти вождя стаи. Иметь власть убивать, но дарить жизнь, миловать от всего безграничного уретрального сердца. 

Человеку в жизни нужны три вещи: хороший врач, снисходительный священник и умный бухгалтер. Первые две мне почти не пригодились, но вот третья... Одна из самых интересных сцен фильма та, где Оскар Шиндлер в последнюю минуту перед отправлением вырывает своего управляющего Ицхака Штерна из вагона смертников. Штерн просит простить его, он забыл свой документ, оттого попался вездесущим нацистам. Оскар в ответ: «Если бы я опоздал, что было бы со мной!» Казалось бы, ну что с ним было бы? Да ничего! Разве трудно найти людей, которые управляли бы фабрикой не хуже Штерна? Очевидно, что Шиндлер легко нашёл бы замену Штерну как бухгалтеру.

Зная структуру системной стаи, можно с уверенностью сказать: Ицхак Штерн был не просто управляющим Шиндлера, он был его обонятельным советником. Потеря советника для вождя равносильна потере головы. Вот эти подсознательные смыслы и озвучивает Шиндлер словами: «Что было бы со мной!» – т. е. со всеми «евреями Шиндлера», со стаей.

Вождь отождествляет себя со стаей. Вне стаи он не может существовать. Потеря членов стаи равносильная для вождя потере частей тела, именно поэтому он неустанно заботится о целостности своей стаи, отдавая всем её членам по нехваткам. Главной нехваткой людей в смертельной опасности является жизнь, и Шиндлер обеспечивает «своим евреям» эту нехватку со всей страстью четырёхмерного либидо, направленного на отдачу.

Обонятельный советник – квинтэссенция силы получения, его задача выжить во что бы то ни стало. Выжить можно только в стае, и Штерн спасает свою стаю всеми силами. Только он знает, что нужно для выживания, составляет списки, подделывает документы, устраивает на фабрику инвалидов и стариков. Интересно проследить, как меняется отношение Штерна к Шиндлеру на протяжении фильма от абсолютного недоверия и отстранённости до полного принятия Оскара как единственно возможного гаранта выживания.

Это жестоко, Оскар. Ты даруешь всем надежду

С точки зрения любого другого вектора, Оскар Шиндлер совершает невозможное. Через себя – действует единственно возможным способом. Вот что он пишет: «Я предпринимал все действия не как рисковый игрок и не потому, что так было нужно, я действовал, как богатый человек, который одержим всем, ради чего стоит жить. Изо всех сил я старался выполнить задачу, перед которой скептик или лентяй отступили бы». Воистину, так поступать в тех совершенно немыслимых для нас условиях мог только одержимый отдачей по нехваткам одарённый от природы уретральный вожак. Своей жизнью Оскар доказал, что с нацизмом можно было бороться. После случая жестокого избиения рабочих лагерной охраной, Оскар пообещал людям, что этого больше не повторится, и добился, чтобы охранникам было запрещено появляться на фабрике. Ночи он проводил на рабочем месте, потому что только здесь он мог при необходимости защитить своих людей. Когда предприятие перевели в Судеты, в Освенциме оказались триста работниц Шиндлера. Они были обречены на смерть. Оскар приказал своей секретарше поехать в лагерь и привезти женщин, а если не получится, то переспать с лагерным начальством и всё равно привезти.

Возможно, это легенда, и Шиндлеру пришлось, как и в другие разы, оплачивать жизни членов своей стаи звонкой монетой. Важно, что такое вполне могло быть. Женщины Шиндлера обожали и готовы были ради него на всё. Что до подарков лагерному начальству, то только одному Амону Гёту Шиндер заплатил за своих людей 175 000 марок, не считая бесчисленных подношений от часов до автомобиля. «Он был нам всем – отцом, матерью, верой», – говорят выжившие, ведь они до сих пор называют себя, своих детей и внуков «евреями Шиндлера». Оскар подарил жизнь сотням тысяч, а своя жизнь вне стаи потеряла для него всякий смысл.

Когда-нибудь всё это кончится…

После войны Оскар Шиндлер бежал в Аргентину, потом вернулся было в Германию, но вести дела с блеском, как раньше, у него не получалось, никто не хотел иметь с ним дело. Тогда Шиндлер переехал в Швейцарию. Нигде он так и не смог найти себя. Ездил Шиндлер несколько раз и в Израиль, где ему присвоили звание «Праведник народов мира», выступал перед молодёжью, посадил дерево на аллее Справедливости в Иерусалиме. 

Спасённые люди с большой любовью принимали своего спасителя. Однако, по большому счёту, стая больше не нуждалась в вожде, и Оскар сдал. Тяжёлая болезнь почек сразила его. Друзья только догадывались, насколько серьёзно было положение. Никто не верил, что «папаша Кураж» может быть болен. Врачи настояли на операции, но после наркоза уретральный вождь еврейского народа Оскар Шиндлер не очнулся. Он сделал на этой земле всё, что мог.

Тот, кто спасает одну жизнь, спасает целый мир

Сегодня в мире 24 тысячи человек носят поч ётное звание «Праведник народов мира». Все они спасли людей, рискуя жизнью и ничего не требуя взамен, у многих есть свой список спасённых, пусть и не такой значительный, как список Оскара Шиндлера. Самые разные люди, верующие и атеисты, крестьяне и горожане, люди разных национальностей и характеров, они смогли поставить горе других людей выше собственного благополучия. И это только случаи, которые стали известны комиссии, а сколько спасённых уже никогда не смогут поведать миру о людях, самоотверженно предоставивших им кров, пищу и безопасность, несмотря на угрозу для жизни – своей и близких? Сколько людей до сих пор считают свою помощь евреям в годы войны семейным делом и не видят смысла рассказывать об этом?

280 человек, из них 35 детей от двух до двенадцати лет, остальные старики и женщины, собрал по лесам командир партизанского отряда Николай Киселёв и вывел за линию фронта. Идти нужно было ночами, через немецкие патрули. Отряд преодолел несколько сотен километров по лесам и болотам, до большой земли дошли 218 человек. Николаю было 25, с ним рядом была его верная боевая подруга Анна, с которой они прожили счастливую жизнь после войны. О всех ужасах того похода вспоминать не любили и не считали подвигом. О «Праведниках народов мира» Николае и Анне Киселёвых вспоминают спасённые ими люди в фильме «Список Киселёва». Среди «Праведников», о которых не так давно рассказывал журнал Esquire, Изабелла Дудина-Образцова из Курска, красавица, лихая наездница, хохотушка. В войну 11-летняя бесстрашная Белка вывезла 30 раненых из военного госпиталя, пряча их в сене. «Евреи были чужими мне людьми, но разве можно было их не спасти?», – удивляется Изабелла Николаевна. Сейчас эта красивая, несмотря на возраст, худенькая женщина никому не нужна. Ей помогает только еврейский комитет.

Художник Михаил Зирченко мальчишкой «выправил» поддельные документы на 32 еврейских беженца. Он вырезал печати с двуглавыми орлами из картошки. Авраамов писал Алексеями, евреев русскими. Усидчивость и старание, зоркие глаза и золотые руки мальчика дали жизнь людям. В результате в родном селе Михаила все евреи спаслись.

Семья Романовых скрывала одноклассниц дочери в течение всего времени оккупации в своём деревенском доме, семья Лукашенко в городской квартире прятала еврейскую семью, опасаясь не только немцев, но и «добрых людей», доносящих на каждого за любой подозрительный чих, детский плач и шум воды во внеурочное время. Людей прятали в туалетах, шкафах, ямах, под кроватями, рискуя жизнью, добывали им пропитание, когда и самим нечего было есть, ежеминутно рисковали жизнью.

Многие вспоминают объявления, расклеенные по всей зоне оккупации: «Кто спасёт жида или жидовку – расстрел всей семьи!» И всё равно спасали. Думали ли эти люди о страхе? Поразному. Кто-то сознательно преодолевал страх, а кто-то, как крестьянка Анастасия Яковлевна Ульянова, негромко посылал фашистов в одно популярное место.

От тех событий нас отделяют каких-то 70 лет, одна человеческая жизнь. Хватит ли её для осознания своей сути и того, что человек создан для наслаждения от отдачи, а не для куцего удовольствия от потребления в себя? В современную кожную фазу развития общества мы всё жёстче ощущаем на себе путы эгоизма: я, мне, моё. Неприязнь разъедает наши сердца, калечит души. Никакими законами и постановлениями нельзя заставить человека быть отдающим, милосердным.