Чем пахнут монархи

Чем пахнут монархи

Любимые парфюмы монархов Европы 

Они – поставщики изысканных ароматов ко дворам монархов, но совсем не королевские садовники. Букет из фиалок, фрезий, цветов лотоса, иланг-иланга они умещают в маленькую скляночку и вместе с ее содержимым по капле «втираются в доверие» к людям, которые правят этим миром.

Когда-то парфюмерные изделия были привилегией исключительно высших слоев общества. Их натуральная себестоимость была запредельна высока, поэтому благоухать могли только королевские особы и их приближенные. Их жажду постоянно утоляли придворные королевские поставщики.

Шампанское, сыры, сигары, парфюмы – прежде чем включить продукт в список поставок королевского двора, качество товара проверяется в течение пяти лет. После чего, например, британский королевский двор осеняет избранное тремя гербами, которые распахнут перед производителем все двери. В Великобритании существуют тысячи логотипов, по соседству с которыми красуются королевские гербы. Да и ко дворам Дании, Бельгии, Швеции, Нидерландов и Таиланда пришлась продукция отдельных бизнесменов, которым дозволено указывать, что в числе их клиентов – властвующие монархи. Турецкая баня и Черчилль во флакончике Мы не знаем, что происходит за закрытыми дверьми резиденции Елизаветы II, но имеем четкое представление о том, что за мыло лежит на золотой полочке в королевской ванной. Британская королева Виктория нашла продукцию Bronnley совершенно превосходной, в 50-х это подтвердила Елизавета II, а потом одобрил и ее сын, принц Уэльский Чарльз. Скоро исполнится сто лет, как ни к аромату, ни к форме, ни к содержанию куска мыла Bronnley у этой семьи претензий нет.

Примерно в то же время, когда вышеупомянутое мыло вошло в обиход Елизаветы II, ее супруг герцог Эдинбургский оценил аромат Penhaligon’s. С тех пор он считается олицетворением английского вкуса. Бренд был создан в далеком 1870 году Уильямом Генри Пенхалигоном, выходцем из провинциального городка Пензанса.

Предприимчивый Пенхалигон открыл вблизи Пикадилли парикмахерский салон и начал усиленно экспериментировать, своим главным фетишем сделав ароматы. Сначала на свет появился жасминово-сандаловый Hammam Bouquet, который действительно передает аромат турецкой бани (хаммама). Следом – Blenheim Bouquet с нотками лайма, вдохновленный атмосферой замка Бленхейм, родового гнезда герцогов Мальборо. Правда, посвящен этот аромат отнюдь не запахам замка, а конкретной личности – Уинстону Черчиллю, принадлежащему к этой династии. Не понадобилось много времени, чтобы Пенхалигон стал поставщиком королевского двора – удача сама постучалась в его двери и навсегда запечатлелась в изображении королевского герба на каждом флакончике.

Охоту за наивысшими знаками отличия – королевскими гербами, начали кельнские парфюмеры, создавшие лучшие немецкие «чудодейственные воды» Johann Maria Farina Gegenuber и 4711 Muelhens. Их поклонниками стали российский император Николай I и Франц Иосиф I Австрийский. 

Эстафету переняли французы: их вдохновила Lubin – марка, созданная в 1798 году носом и талантом Пьера-Франсуа Любена. Первыми Lubin оценили король Англии Георг IV и российский император Александр I. На родине же Любен получил звание официального парфюмера французского королевского двора только в 1830 году, во времена правления королевы Франции Марии Амалии Сицилийской. Зато потом это была любовь на века. Кстати, нынешний президент Lubin Жиль Тевенен признался, что до сих пор хранит в архивах формулы духов сестры Наполеона Полины.

Золотые пчелы Наполеона и запах русского сапога

Золотые пчелы – геральдический символ Бонапартов, позаимствованный у Меровингов, украсили хрустальные духи Eau de Cologne Imperiale от Guerlain, подаренные парфюмером Пьером-ФрансуаПаскалем Герленом французской императрице Евгении после ее бракосочетания с Наполеоном III. Аромат одеколона поразил Евгению не меньше, чем изысканный флакон. Красавица испанка пожаловала Герлену титул парфюмера королевского двора, а ее правящий супруг – право использовать венценосных пчелок в украшении последующих творений.

Золотые насекомые разнесли славу парфюмера по всей Европе: короли Англии, Испании, Австрии, Румынии, династия Романовых предпочитали Guerlain. А русские великие княгини Александра и Ольга имели персональные ароматы этого бренда еще до того, как ими обзавелась французская королевская чета.  Guerlain удалось отразить в парфюмах и русский колорит: букет Parfum Imperial Russe был создан к восшеcтвию на престол Александра III. Зная, что Россия в то время поставляла парфюмерам масла лаванды, кориандра, розы, березового дегтя и открыла миру запах русской юфти – выделанной и обработанной жиром и березовым дегтем кожи, несложно догадаться, как Guerlain представил себе тот самый русский дух. Интересно, что после Наполеоновских сражений, Париж запомнил не только марш русских солдат, но и запах русских сапог, что и внесло некоторые коррективы в моду на духи в конце XIX века. Аромат кожаных сапог, отполированных березовым дегтем, появился в ассортименте сразу трех парфюмерных марок. Также в честь Александра III все тем же Guerlain был выпущен одеколон с ладаново-ванильным ароматом православных церквей Moskovskaia.

Свежее поступление

Принц Священной Римской империи Николо Бонкомпаньи Лудовизи, памятуя о том, что его предок, первый принц Пьомбино много веков назад покорил свою возлюбленную, повелев создать для нее уникальные духи, решился на плагиат. Тем более что его невеста Рита страстно желала иметь свой собственный персональный аромат. За дело взялся парфюмер Лоренцо Данте Ферро, который обратился к историческим истокам. Поиски в архивах Ватикана увенчались двумя формулами: название мужскому аромату дала фреска Караваджо Giove, Nettuno e Plutone, а женский был назван L’Aurora, как фреска Гверчино. Это один из самых свежих ароматов для титулованных особ, оба парфюма выпущены всего два года назад.

Заповедник духов

Более десяти лет назад в Версале открылся музей парфюмерии «Осмотека». Ее создатели задались целью реконструировать и сохранить парфюмерное наследие как прошлого, так и настоящего. В «Осмотеке» хранятся такие российские ароматы, как «Красная Москва» с шипровой доминантой, композиции «Дух Гжели», «Русские морозы», «Восток» 1962 года выпуска, «Олимпийский мишка» 80-го. Но есть и более уникальные экспонаты: Royal Perfume романской эры и средневековый Eau de la Reine de Hongrie. Или одеколон, воссозданный по формуле, каким-то непостижимым образом найденной в ящике стола сосланного на остров Святой Елены Наполеона.