Идиотские империи

Идиотские империи

«У Земли есть границы, человеческая глупость безгранична», – писал Гюстав Флобер, слегка потрясённый этим открытием. Красочными описаниями её проявлений наполнены его письма к поэтессе Луизе Колэ, послужившей прообразом главной героини романа «Мадам Бовари». Он замечал глупости везде – в болтовне сплетников на скамейке, в лекциях, прочитанных академиками, даже в сочинениях Вольтера. В последние годы жизни он увлёкся составлением своего рода «энциклопедии глупостей», включив в неё тысячи примеров, но закончить работу не успел: неожиданно умер в возрасте 58 лет – как полагают некоторые, от крайнего разочарования в людях.

 

Похоже, что обычные средства выявления ума, такие как тесты IQ (коэффициента интеллекта), нисколько не помогают объяснить алогичное и иррациональное поведение людей, столь раздражавшее Флобера. Человек может быть очень умным и очень глупым одновременно. Почему умные люди принимают глупые решения? Ведь это причина многих наших бед и несчастий. Результаты новейших исследований, возможно, помогут избавить общество от многих ошибок.

То, что ум и глупость – противоположные края единой шкалы интеллекта, люди осознали на удивление недавно. Эразм Роттердамский, теолог эпохи Возрождения, считал глупость (полатыни – stultitia) совершенно самостоятельным понятием, опекаемым собственной богиней, дочерью бога богатства и нимфы юности, другие мыслители – комбинацией тщеславия, упрямства и подражания. По словам Маттейса ван Бокселя, голландского историка, автора многих книг на эту тему, лишь в середине XVIII века глупость стала считаться недостатком ума. Примерно в эту эпоху власть перешла к буржуазии, началась эпоха Просвещения, ум оказался в чести. Стало считаться, что каждый человек – хозяин своей судьбы.

Современные попытки количественно определить умственные способности людей ограничились измерениями IQ. Это самая общепризнанная мера способностей к абстрактному мышлению, говорит Ричард Нисбетт из Мичиганского университета в Анн-Арборе. «Если ваш IQ 120 баллов, математика даётся вам легко. Если 100, учиться вы можете, но для этого необходим сильный стимул. Если 70 – математика не для вас», – говорит он. Считается, что этот коэффициент позволяет реально предсказать вашу успешность в учёбе и в карьере. На величину коэффициента интеллекта влияют разные факторы. Примерно на треть он зависит от окружения и обстановки в детстве: где ребёнок учился и как он питался. Примерно на 40% – от генов.

Эти факторы, по-видимому, влияют на количество соединений нейронов мозга. Чем таких соединений больше, тем человек умнее. По словам Дженни Феррел, психолога из Университета Западной Англии в Бристоле, возможно, густота сети определяет нашу «кратковременную» память, позволяющую быстро находить аналогии между фактами из разных областей знаний и способы решения задач. «Сети, соединяющие нейроны, – биологическая основа эффективной мыслительной деятельности», – говорит она.

Интеллектуальная пустыня

Возможно, разница в уровне интеллекта людей возникла в результате генетического сдвига, когда в ходе развития цивилизации жизнь стала более безопасной и повысились шансы выживания даже у менее умных особей.

Джеральд Крабтри из Стэнфордского университета в Калифорнии – один из самых известных сторонников этой идеи. Он утверждает, что интеллект человека зависит примерно от 2–5 тысяч постоянно мутирующих генов. В далёком прошлом люди, у которых из-за мутаций интеллект был снижен, редко выживали, чтобы передать свои гены потомству. Но по мере интенсификации социального сотрудничества и у тугодумов появился шанс выжить, воспользовавшись успехами более умных сородичей.

По мнению Крабтри, если бы перенести в сегодняшний день человека, жившего за 1000 лет до нашей эры, он оказался бы намного умнее и сообразительнее многих наших современников (Trends in Genetics, т. 29, с. 1). Эта гипотеза получила название «идиократической», по названию фильма, действие которого происходит в будущем, когда из-за чрезмерной социальной защищённости человечество совершенно поглупело. Сторонники у неё есть, но их немного. Ведь не так легко оценить уровень интеллекта наших далёких предков, а за последние десятилетия средний IQ людей даже повысился. «Скорее всего, не стоит опасаться, что менее умные более многодетны и, следовательно, средний уровень интеллекта населения со временем снижается», – говорит психолог Алан Бэддели из Йоркского университета (Великобритания). По крайней мере результаты недавних исследований, показывающих, что коэффициент интеллекта измеряет далеко не все его аспекты, свидетельствуют не в пользу подобных эволюционных теорий. Их противники давно уже указывали, что результаты теста IQ искажают такие факторы, как дислексия, образование, культура.

«Если бы американские индейцы племени сиу в XVIII веке разработали тест на интеллект, я бы его с треском провалил», – говорит Нисбетт. Кроме того, даже люди с IQ ниже 80 могут успешно освоить несколько иностранных языков, а один британец с таким IQ придумал схему сложной финансовой аферы. И наоборот, человек с высоким коэффициентом интеллекта не обязательно ведёт себя рационально: например, некоторые блестящие учёные-физики отрицают факт глобального потепления климата. Именно эта неспособность правильно оценивать факты и принимать правильные решения так раздражала Флобера. В отличие от французского писателя, учёные стараются не употреблять слово «глупость» в качестве термина. По словам Бэддели, это ненаучно. Однако тезис Флобера о том, что даже самые светлые умы иногда действуют совершенно алогично, привлекает всё больше внимания. «Есть умные идиоты», – говорит Дилан Эванс, автор книг, психолог, изучающий эмоции и интеллект. Как объяснить этот кажущийся парадокс? Одно из объяснений предлагает Даниэль Канеман, изучающий когнитивные способности в Принстонском университете, лауреат Нобелевской премии по экономике за свои исследования человеческого поведения. Раньше экономисты предполагали, что люди всегда поступают рационально, но Канеман и его коллега Эймос Тверски установили, что это не так. При обработке информации наш мозг может использовать два разных механизма. Тесты IQ измеряют свойства лишь одного из них, консультативного, отвечающего за осознанное решение задач.

А в повседневной жизни некоторые решения мы принимаем интуитивно. Интуитивные механизмы обеспечили нам эволюционное преимущество, позволяя «спрямить» путь сложных рассуждений в условиях избытка информации. Среди них – и использование стереотипов, и нежелание ждать подтверждения, и неприятие неопределённости: склонность принять первое пришедшее в голову (хотя и явно не лучшее) решение проблемы.

Эти появившиеся в ходе эволюции отклонения от логического хода рассуждений, так называемые эвристические приёмы, иногда полезны, но их некритичное использование ведёт к ошибкам. Наша неспособность распознать такие приёмы и избежать соблазна «упрощенчества» и лежит в основе глупости. «В мозгу нет готового механизма, который говорил бы: «Я шаблонно рассуждаю только о ресторанах, а о людях – нет», – говорит Феррел, – такая способность появляется лишь в результате сознательных упражнений».

Поскольку тесты интеллекта не могут измерить людскую глупость, чтобы её понять, нужно разработать специальные тесты на склонность к отклонениям от логического хода рассуждений. Одну из попыток делает Кейт Станович из Университета Торонто (Канада), исследующий познавательные способности человека. Он разрабатывает механизм измерения «коэффициента рациональности», RQ.

Например, в нём есть такой вопрос: «Джек смотрит на Анну, а Анна смотрит на Джорджа. Джек женат, а Джордж – нет. Можно ли утверждать, что человек, состоящий в браке, смотрит на несостоящего?» Нужно выбрать один из ответов: «да», «нет» и «это невозможно определить». Большинство испытуемых отвечает «невозможно определить» – просто потому, что это первое, что приходит в голову. Однако более глубокие дедуктивные рассуждения дают ответ «да».

Коэффициент рациональности позволит определить нашу способность оценивать степень опасности или риска. Например, Эванс утверждает, что человеку свойственно переоценивать шансы выигрыша в лотерею и недооценивать шансы расторжения брака. Недооценивая риски, человек принимает ошибочные решения, сам того не замечая.

От чего же зависит, высоким или низким RQ обладает данный человек? Станович выяснил, что, в отличие от коэффициента интеллекта, RQ зависит не от генов или от качества питания в детстве, а от так называемого метамышления, способности оценивать достоверность информации, которой мы обладаем.

Высокорациональные люди освоили методы, позволяющие им точнее оценивать свои способности. Один из них – ответить на вопрос интуитивно, а потом, перед принятием окончательного решения, обдумать и противоположный вариант ответа, говорит Станович. Это упражнение позволяет тренировать осознание того, что ты знаешь далеко не всё.

Но даже люди, от природы наделённые высоким RQ, в некоторых обстоятельствах принимают ошибочные решения. «Иногда человек сам по себе умён, но вынужден действовать иррационально под давлением окружающих», – говорит Феррел.

Каждый на своём опыте знает, что чаще всего ошибочные решения принимаются под действием эмоций.

Андрэ Спайсер из Бизнес-школы Касса в Лондоне и Матс Алвессон из Лундского университета в Швеции выяснили, что уровень идиотизма повышают и правила, установленные некоторыми предприятиями для персонала. Они хотели понять, как известным фирмам удаётся использовать способности своих умных сотрудников. Увы, оказалось, что очень плохо!

Часто случается, что инвестиционные банки, PR-агентства и консультационные фирмы нанимают высококвалифицированных работников, но не позволяют им применять свои уникальные умения. Учёные даже придумали для этого явления специальный термин «функциональный идиотизм».

Республика, где правит идиотизм Случившийся крах экономики подтвердил высказанные Флобером опасения о том, что в больших человеческих коллективах к власти приходят идиоты (в шутку он назвал это «Идиотской республикой»), а также наблюдения ван Боксела, заметившего, что особенно опасна глупость людей с высоким коэффициентом интеллекта, поскольку те чаще занимают высокие ответственные посты. Чем человек умнее, тем катастрофичнее результаты его глупых решений.

По мнению Становича, поэтому именно в финансовом секторе экономики уже давно ждали от учёных достоверных тестов на рациональность, RQ.

В отличие от IQ, существующие на сегодняшний день тесты RQ ненадёжны, ведь для их разработки необходимы опыты на множестве добровольцев. Только они позволят сравнивать рациональность людей, принадлежащих к разным группам. Однако Станович заметил, что участники тестирования RQ даже по существующим методикам начинали осознавать изъяны своей интуиции и принимать более взвешенные решения. В январе благотворительный фонд Джона Темплтона выделил ему грант на трёхлетнее исследование для разработки теста на рациональность. Неизвестно, закончит ли кто-то начатое Флобером исследование глупости. Однако Лаборатория Конгресса США, возможно, даже не зная о нём, невольно приняла эстафету – решено создать архив, где будут храниться все твиты мира.

Уже само осознание собственной глупости делает нас умнее, рациональнее. Эразм Роттердамский и другие мыслители эпохи Возрождения понимали, что глупость может править миром. В конце книги «Похвала глупости» Эразм приписал: «Глупость господствует и во мне».